Библиотека, читать онлайн, скачать книги txt

БОЛЬШАЯ БИБЛИОТЕКА

МЕЧТА ЛЮБОГО


Стихи про елену

Предисловие автора Цветаева говорила, что стихам не нужны бытовые подстрочники… В моем маленьком городе местный хулиган Шмага осаждал девушку по имени Галя. Она была наша соседка и Шмага использовал нас, семилетних, как почтальонов. Перед отправлением он читал нам свои письма вслух, чтобы проверить впечатление. Одна фраза из его письма запомнилась мне на всю жизнь. «Дорогая Галя, — восклицал Шмага. » Эта фраза мне до сих пор кажется изысканной. Японская народная танка Спозаранку Прижгу ранку На коленке: Ох, Ленка! Не вслух, но мысленно. Я твой покой нарушу. Но лишь во сне. В твою проникну душу, Но не убийцею ночным, А как покорный джинн Из сказок. Любимая, не говори мне «да». И вслух, и мысленно. Чужую боль делить К чему тебе? Оборвышу дарить Возможность стать богаче стихи про елену сильней Всех скопом собранных царей и королей Из сказок. Любимая, не говори мне слов, Как их не говорят траве, деревьям, снегу. Пусть догорающей звездой я промелькну по небу И в жизни проявлюсь твоей хотя бы так. Ты только на меня желанье загадать Не позабудь. Распахнуты дверцы На плаху, где рубят по плечи, по локти. Нет сил, чтоб кипящего сердца Ожог претерпеть! О, метель, и о, горький Момент расставанья! О взгляд, догоревший в шипящую полночь! Проклятый Устав, предписавший любить и не трогать Любимую! Брунгильда, стихи про елену ноги готовы на плечи… Сдирай же, палач, с меня мясо и кожу! Лиши меня страсти, лиши меня речи! Лиши меня имени, памяти, девства! Втыкай, провернув рукоятку, Кинжал свой! О, боже, верни меня в детство! О, яду мне, яду! В подоле приносит подольская жижа Ревущий свой выкидыш, свист и колеса… И к краю платформы все ближе и ближе Карениной возглас: «Прости мне, Сережа! » Прости стихи про елену сын. Одиссей Телемаку Оставил в наследство, упав на колени, Могилу на Итаке, алые маки Безумья и миф о Стихи про елену Елене. Ночь с 14 на 15 февраля 1973 г. Вместо запоя Давно уж пересох ручей Твоих бессмысленных речей, Твоих неведомых услад, Твоих сомнительных утех… И мой задребезжавший смех Окрасил дней моих закат. Теперь, Когда обрублены концы, Я собираю узелки Событий, дней и канитель Моей немеркнущей тоски. Как пьяница, все прогуляв, Боюсь назавтра протрезветь. И нету слез — к чему реветь, Когда уже без головы Мчит курица, фонтаном кровь Разбрызгивая по двору… Воспоминанья соберу, Как роту безголовых кур. Средь этих дур — я командир. Красиво, как Большой театр. Вот кура сиганет, А я на этот пируэт Гляжу… 22 марта 1973 г. Мое чтение Бедная собака Стихи про елену — Ведь у столяра подмастерья Давали глотать ей сало, Привязанное за нитку. А она их любила, глупая! Ведь у столяра пахло стружками, И смеялись так заразительно, Нитку дергая, подмастерья. Рождество Да было-то всего-то, от и до, свиданий десять, правда, по Стендалю, с кристаллизацией и прочим, где писали все огненные вилы слово «страсть». За эти от и до прошли такие эры — от дриопитека, с его днем замираний среди созвучий леса, до арены Вероны в сладкий день прикосновений, и далее, туда — к дню поцелуев, где время прессовалось по Эйнштейну… Теперь висит он елочной игрушкой, романчик этот, стихи про елену petit amour, средь стихи про елену соломенных и прочей блестящей мишуры. Над Вифлеемом всего стихи про елену звезда на черном небе. Стихи про елену свои дары кладут, смущаясь, под елку памяти, с горящими свечами. Послесловие Когда-то давным-давно я написала о стихотворении другого поэта, Осипа Мандельштама, «Я буду метаться по табору улицы темной…» эти строки: «Печальное стихотворение, не правда ли? Судя по всему, разрыв произошел стихи про елену так давно, еще свежи и отчетливы приметы любимого лица. Вот такая пронзительная память — в запахах, прикосновениях — она бывает только в первый миг потери, потом все притупляется, и слова уже нужны другие. Первые три строфы — это как раз об этом, когда любое невольное напоминание — мелькнувший силуэт, профиль, знакомый фасон шляпки, да просто определенное место и время — и ты мечешься «по табору улицы темной»… Четвертая строфа, на мой взгляд, — это протест, это взывание к памяти, к тому, что было и чего не отнять. В музыке эту часть я назвала бы каким-нибудь аллегретто, даже, скорее, аллегро. Это когда человек, быстро-быстро, сам себе не веря, но считая, стихи про елену если рассказать, то все восстановится, вернется, пытается в чем-то убедить стихи про елену, — в данном случае, читателя. И резкий диссонанс пятой строфы, на выдохе, когда все силы исчерпаны, приходит ясное осознание окончательности потери и того, что уже некому молвить: «Из табора улицы темной…» А спустя какое-то время я познакомилась с Борисом Лукьянчуком, и он к слову, к разговору, процитировал мне «Да было-то всего-то, от и до свиданий десять, правда, по Cтендалю… » «Что это за изумительной силы и напряжения стихотворение? », — спросила я, а когда узнала, что оно его собственное, то тут же написала: «Борис, вы настоящий поэт. Вы стихи про елену талантливы, необычайно. Я не знаю, как вам это удалось. Перечитываю ваше стихотворение раз, другой, третий… Здесь такой накал эмоций, который передается через эфир. И у меня от него несколько часов покалывание стихи про елену пальцах онемевших рук. Если я скажу, что это впервые в жизни у меня такая реакция на стихи, вы, возможно, не поверите. Казалось бы — о чем это стихотворение? «О любви немало песен сложено…» Но выбранная форма — я так люблю белые стихи. И это разделение на две эмоционально разные части — как контрастный душ, с равной силой высказанного в каждой части чувства. Первая — «где время прессовалось по Эйнштейну…», и вторая — «Теперь висит он елочной игрушкой, романчик этот, la petit аморе» — прикрытая горькой иронией самозащита… Эмоциональные качели, от которых у стихи про елену эти стихи начинает болеть сердце. Борис, я вспомнила свое эссе о стихотворении Мандельштама «Я буду метаться по табору улицы темной». Стихи про елену там тоже буквально по строкам пыталась «прочитать» состояние человека, его написавшего, стихи про елену эти стихи с ним в унисон, чтобы пульс учащался и замедлялся. А это и есть настоящая поэзия». И хотя Борис и тогда, и впоследствии отнекивался и отшучивался, но для меня эти два стихотворения до сих пор созвучны. Послесловие автора Я смотрю на стихи про елену странички, и оно мне нравится. Фонари, убегающие ступени, опустевший город и саксофонист под дождем — цепочка образов для романа без героя. Будто бы и не я писал. Я на этой страничке, как Маугли на развалинах покинутого города, погребенного в джунглях — видны лишь остатки каменной дороги, ведущей к королевскому дворцу и беседке принцессы. Из окон дворца свешиваются лианы, носятся обезьяны, кричат попугаи, в раскрытых сундуках сверкает золото, искрятся бриллианты несметных королевских стихи про елену и шуршит своим капюшоном раскачивающаяся перед лицом Маугли страшная белая кобра страсти. А стихи про елену из-за холмов встает луна и на землю ложатся тени, похожие на черную бархатную вышивку, по мраморному полу дворца осторожно пробирается Чучундра — маленький зверек с разбитым сердцем. «Да было-то всего-то, от и до, свиданий десять, правда, по Стендалю…».



copyright © tolkopaket.ru